Жизнь после родов.

Рождение ребенка по определению является счастливым событием. Однако примерно 20% женщин даже спустя год после появления малыша на свет все еще находятся в депрессивном состоянии. Что встает на пути счастливого материнства?

Дети обычно не спрашивают, пришла ли пора им появиться на свет. Чаще всего они ставят нас перед фактом. Но если женщина принимает решение рожать, то ребенок считается желанным. С этого момента начинают работать психологические факторы, подготавливающие ее к материнству. Ведь женщина не выбирает себе малыша, он просто является к ней, но не сразу. Мудрая природа дает ей время, чтобы подготовиться к встрече. Она прислушивается к новым ощущениям своего тела, приглядывается к новым очертаниям своей фигуры. Она начинает ждать этого ребенка, загадывать его внешность, придумывать ему судьбу. Ближе к родам ей становится уже все равно, какие у него будут глазки или ушки, здоровый он или больной — какой угодно — выращу, выхожу, лишь бы родился.

Получается, что за время беременности осуществляется программа по формированию привязанности матери и ребенка друг к другу. Они девять месяцев ожидают встречи. Чем должно закончиться для них это ожидание? Как вообще близкие люди себя ведут после долгой разлуки? Они обнимаются, целуются, то есть прикасаются друг к другу. Прикосновения — это знак воссоединения. Мама и ребенок тоже должны прикоснуться друг к другу, получить телесный контакт. Тем более что первое время новорожденный практически не видит и не слышит, зато осязает хорошо. Ему надо всей кожей, всей поверхностью тела ощутить тело мамы, а маме, наконец, ощутить момент встречи. Поэтому так важно, чтобы малыша сразу после рождения дали маме на ручки и оставили вместе с ней в палате. Эти послеродовые объятия — судьбоносные, так как формирующаяся до этого привязанность мамы и младенца как бы закрепляется и становится очень прочной. Если матери после родов не дают пообниматься с малышом, то велик риск запуска другой программы — программы горевания. Ведь организм роженицы воспринимает отсутствие контакта с младенцем как информацию о потери плода. И хотя ребенок жив, в инстинктивных программах материнского организма происходит сбой — формируется ущербная программа формирования привязанности, которая чаще всего обретает формы той самой пресловутой послеродовой депрессии. И тогда материнство вместо радостного дела становится трудным и тоскливым.

Депрессия – это нечто больше, чем плохое настроение. Это апатия, тревога, отчуждение, испытываемые на протяжении довольно длительного времени. Многие мамы, например, вспоминают несколько месяцев после родов как кошмарный сон. Глаза всегда на мокром месте – плачешь по поводу и без. Чувствуешь себя абсолютно беспомощной и беззащитной, груз забот кажется непосильным, плачь ребенка вызывает ярость. С одной стороны, этому способствуют значительные гормональные изменения, которые происходят в женском организме: после родов уровень гормонов резко снижается, что вызывает определенный эмоциональный спад. А на него накладываются переутомление и недосыпание, связанные с кормлением и уходом за новорожденным. Но ситуация выправляется, а депрессия не уходит, и в этом самая ее большая опасность - так глубоко она ранит психику женщины. Хорошо, если ее родные распознают в депрессии некое душевное заболевание и пытаются ей помочь справиться с недугом. Но нередко бывает, что и муж, и близкие все списывают на тяжелый характер и «добивают» молодую маму понуканиями и излишним контролем. И тогда завязывается еще один клубок проблем.

Ведь депрессия сама по себе подрывает веру в себя, вызывает чувство некомпетентности. Молодая мама начинает считать себя бездарной и бестолковой – они ничего не может, ничего не умеет и страшно из-за этого переживает. А если еще многочисленные родственники постоянно делают ей замечания – не так кормишь, не так купаешь, не так одеваешь - то запуганная женщина вообще перестает слышать материнский инстинкт. Из-за депрессии она лишается способности откликаться эмоционально на что-либо вообще, и уже не остается сил на то, чтобы видеть и слышать, что твориться с собственным ребенком. Особенно сильно послеродовая депрессия мамы бьет по внутренним механизмам самозащиты малыша, формированию чувства безопасности. Не получая эмоционального отклика, ребенок начинает страдать. И заявляет об этом, конечно же, плачем, от которого маме становится еще хуже. Замкнутый круг.

На самом деле, мать без особых усилий способна быть матерью, и лучше в этот процесс не вмешиваться. По большому счету никто лучше мамы не знает, что ребенок хочет в данный момент и как с ним вообще обращаться. Если мама спокойна, не задавлена страхами и тревогами, она хорошо чувствует своего ребенка. И если она вопреки вечным запретам многочисленных родственников берет ребенка на руки так часто, как это возможно,  то у нее восстанавливается с ним прочная связь. Прикасаясь к нему, она лучше считывает его сигналы, быстро учится расшифровывать его плач. Ей легко и радостно ухаживать за ребенком, она его хорошо чувствует и понимает, меньше устает. И совсем не важно, как часто младенца купают, выгуливают и прочее. Это все не имеет никакого значения - важен только детский плач — его никогда нельзя оставлять без внимания, потому что никогда младенец не плачет без причины.

Если привязанность матери и ребенка формируется правильно, сигналы малыша читаются, потребности вовремя удовлетворяются, тактильного контакта с матерью достаточно, то у ребенка появляется чувство базового доверия к миру. А это главное условие его здоровой психики, на основе чего потом начнется взросление и развитие самостоятельности. 


Детское питание для Вашего ребенка:

 Детская молочная смесь Bebi Premium для новорождённых
Детская молочная смесь Bebi Premium для новорождённых
Молочные каши для детей
Молочные каши для детей
Молочная каша для полдника с печеньем вишней и яблоком
Молочная каша для полдника с печеньем вишней и яблоком