Испытание кризисом


Каждый ребенок когда-нибудь переживает кризис. А зачастую и не один раз. От того, как поведут себя в это время его родители, зависит и дальнейшее развитие самого ребенка и отношения в его семье.

По мере того, как ребенок растет, он меняется, взрослеет. Однажды наступает момент, когда он осознает, что изменился. И тогда он начинает пробовать себя заново. Узнавать, а какой он теперь? Понять это ребенок может по реакции на него окружающих, как бы посмотревшись в них как в зеркало. Он предъявляет все новые требования родителям, близким, взрослым. Этим он словно посылает про себя обществу и своей семье вопросы, а проанализировав реакцию — ответы — создает свой новый образ и новый стиль поведения.

Первые кризисы начинают проявляться уже в начальной школе. В этом возрасте у ребенка возникает способность к анализу. Сначала он учится анализировать задачи, а потом начинает подвергать разбору реальные жизненные ситуации. Он может начать критиковать родителей, их увлечения, их положение в обществе, пробовать на прочность устои собственной семьи. В его планы не входит разрушение отношений с родителями. Просто это единственный способ испытать на практике новую способность к анализу.

По мере взросления ребенок пытается уйти из-под контроля семьи, стремится к самостоятельности, активно ищет себя, причем методом проб и ошибок. В его действиях опять же нет злого умысла. Он всего лишь хочет действовать как взрослый, но использует свои новые возможности неспецифическим образом, иногда так, как не следует делать.

Первая реакция родителей — сказать громче, настоять на своем, наказать. Это попытка восстановить равновесие привычным способом. Именно тогда и возникает трудновоспитуемость. Если бы взрослые меняли свое поведение вслед за действиями ребенка, этой проблемы бы не было. Столкнувшись с неприятными формами поведения отпрыска, мамы и папы начинают искать способы их прекращения. В результате трудновоспитуемость либо усиливается, либо сходит на нет.

Если взрослый будет настойчиво удерживать прежние формы отношений, то он затормозит развитие ребенка. Прямой запрет лишает самостоятельности, не дает опыта собственных решений. Поэтому пресечение действий ребенка не только безрезультатно, но и вредно. При подобной стратегии полностью игнорируется личность ребенка. Из-за этого происходит резкое падение его адаптивных способностей: конфликты со сверстниками, беспомощность, потребительская позиция. А если ребенок уже подросток, то такой тип воспитания, наоборот, вызывает бурный протест, ведущий к обострению взаимоотношений с родителями и к различным нарушениям поведения. Ребенок вынужден искать необходимые ему ценности и нормы вне семьи. И не всегда эти нормы не противоречат его здоровью, психике и общественному закону.

Другая крайность — если взрослый избрал стратегию полного попустительства. Поступки ребенка не контролируются. Родители ничего не знают о нем, где и с кем он проводит время, чем увлекается. Игнорирование изменившегося поведения ребенка может привести к необратимым результатам, так как свобода дается ему в тот момент, когда сам он последствий этой свободы предусмотреть еще не может. Первая сигарета, первый бокал вина становятся красивым и романтичным началом алкоголизма и наркомании.

Ну а самое главное — подспудной целью ребенка является не желание стать взрослым, а примерить на себя роль взрослого. Поэтому ему и нужна реакция. Если проигнорировать его действия, то все попытки ребенка попробовать себя в новом качестве обернуться ничем. И это тоже заблокирует его развитие.

Поэтому родители просто обязаны позволить ребенку почувствовать все стороны и последствия своего поведения. А реакция взрослого должна соответствовать главной цели — обеспечению развития ребенка. Тогда отношения с ребенком не будут потеряны, и в самой семье будет мир и покой.

Вернуться назад